Где страх, там и желание

 Пожалуй, в жизни каждого человека рано или поздно наступает момент, когда хочется всё бросить, заняться чем-то новым, попробовать себя в совершенно иной профессии. Однако очень немногие решаются перейти от мыслей к действию. Большинство останавливает страх: сейчас-то у меня жизнь стабильная, понятная, а что там, за порогом?

Пожалуй, в жизни каждого человека рано или поздно наступает момент, когда хочется всё бросить, заняться чем-то новым, попробовать себя в совершенно иной профессии. Однако очень немногие решаются перейти от мыслей к действию. Большинство останавливает страх: сейчас-то у меня жизнь стабильная, понятная, а что там, за порогом?

Ногинская художница Екатерина Быстрицкая несколько раз начинала жизнь с чистого листа. Уходила в никуда с престижной работы, переезжала в другой город, снова меняла работу – и всё ради того, чтобы стать собой, жить в гармонии со своим внутренним миром и быть счастливым человеком. С её биографии впору роман писать!

Родилась Екатерина в Саратове. Дедушка хотел, чтобы любимая внучка стала переводчиком: профессия хорошая, денежная. Катя послушалась и поступила в Саратовский государственный университет имени Чернышевского, который успешно окончила по специальности «Литературоведение, английская и американская литература и театроведение». Получив диплом, стала преподавать в своей alma mater на кафедре межкультурных коммуникаций, параллельно работала редактором газеты «Шаг к успеху» и вела различные курсы английского языка для бизнесменов, в том числе при правительстве Саратовской области. Стабильная работа, высокая, особенно для молодой девушки, зарплата – жизнь была налажена. Но тут в дело вмешалась любовь. Будущий муж Екатерины Павел Сергиевский учился с ней в одном институте, но на три года старше. Тогда они и познакомились. Даже дипломы писали у одного преподавателя! Закончив обучение, Павел уехал в Москву, а через два года сделал своей возлюбленной предложение. И Катя, бросив всё, поехала за ним.

– Конечно, было страшно, – вспоминает Екатерина. – В Саратове я очень неплохо жила, а тут чужой город. Нужно было искать работу, и я решила устроиться не куда-то, а в МГУ. Все меня отговаривали, говорили, не получится. А у меня получилось.

Шесть лет она преподавала студентам устный последовательный и устный синхронный переводы, вместе с коллегами писала пособия по методике преподавания устного перевода и совмещала всё это с работой переводчиком.

«Считала, что не имею права учить чему-то других, если в настоящее время не занимаюсь этим сама», – говорит Екатерина. Как ни странно, именно из-за этого нарастало напряжение с руководством. Быть преподавателем МГУ статусно, престижно, и многие считали, что работать где-то параллельно нельзя. В какой-то момент Екатерина поняла, что вообще больше не хочет преподавать, и целиком ушла в переводы. Направлений было много, одно из самых интересных – на газонефтедобыче в Краснодарском крае. А потом захотелось перемен. Захотела – сделала. И она стала главным редактором бюро переводов «Альфа–Омега».

– И при чём здесь изобразительное искусство? – спросите вы. – Почему в начале статьи Екатерину назвали художницей? Вопрос вполне справедлив. О своём призвании она говорит так:

– До недавнего времени я была метущимся человеком. Желание стать художницей глубоко сидело в моём сердце, но я не давала ему выйти наружу. Хотела этого больше всего на свете, но считала несбыточным, боялась даже самой себе в этом признаться. Я делала всё что угодно, но только не то, что действительно хотела. Рисовать садилась лишь когда болела – меня это успокаивало и исцеляло.

К счастью, судьба всё-таки заставила себе подчиниться. Однажды Екатерина написала книгу рассказов для детей «Жила-была Кузьма», выложила на ютуб её аудиоверсию. Спустя некоторое время ею заинтересовалось издательство «Акварель». Издатели пожаловались, что никак не могут найти подходящего иллюстратора. Это стало отправной точкой. Продолжая работать в бюро переводов, Екатерина пошла учиться в школу иллюстрации и живописи для взрослых «Братец Лис», где нет строгого режима и можно самому выбрать подходящее направление.

– С самого первого занятия я поняла: всё, это моё, и теперь меня отсюда ничто не сдвинет! Мурашки побежали по коже – непередаваемые ощущения! – рассказывает художница. – Курс иллюстрации был очень сложным: из более чем двадцати набранных человек его окончили трое, в том числе и я. Дипломной работой было издание своей книги: иллюстрации, дизайн, вёрстка – всё сами. Пришлось приложить максимум усилий, проявить силу воли. Наши преподаватели Лидия Петроченко и Татьяна Никитина не верили, что рисованию я раньше нигде не училась, и удивлялись, что смогла преодолеть все трудности. Но на самом деле в других профессиях у меня всё успешно складывалось скорее благодаря прилежанию, а здесь любимое дело, дело жизни. Это самое большое счастье.

Стиль Екатерины Быстрицкой охарактеризовать очень сложно, не берётся за это и сама художница. Одни говорят, что немного похоже на Иеронима Босха, другие – на Фриду Кало, третьи – на Сальвадора Дали, но Екатерина с этим категорически не согласна. Вдохновение она черпает из книг, из увлечения психологией, культурологией, историей. Идеи рождаются, формируются и озвучиваются и лишь потом выносятся на холст или бумагу – так вот по-филологически.

А если уж говорить о вкусах, то ей нравятся и Ван Гог, и Гоген, и да Винчи, но на творчество повлияли иллюстрации Татьяны Мавриной (от неё – любовь к яркости и русскости) и Геннадия Калиновского (линия и, по словам самой художницы, сумасшедшие персонажи). Одни только названия работ говорят о многом: серия «Иконы, которых никогда не было», «Загадка креативности», «Христос на древе мира», «Странная русская, или Автопортрет с авторитаризмом», серия «Холст и мысли: Родительство» и многие другие. За каждой картиной, за каждой иллюстрацией – своя увлекательная, глубокая история. Здесь нет ничего случайного, ничего сиюминутного – продуман каждый штрих. Как же протекает повседневная жизнь художницы?

Как она зарабатывает на жизнь? Всё просто и сложно одновременно:

– Создаёшь свой сайт, ведёшь страницы в соцсетях, знакомишься с людьми, предлагаешь свои услуги. Не всегда всё бывает гладко, случается подолгу сидеть без заказов. Сначала я переживала, но потом поняла, что это время для себя. Благодаря таким простоям через депрессии я перешла от иллюстрации и графики к живописи, начала не просто рисовать картинки к книгам, а создавать более серьёзные, глубокие вещи. Кстати говоря, живописные работы тоже покупаются, но здесь есть проблема с выставочными площадками. В Европе, например, очень популярны арт-маркеты, а у нас такая форма продажи картин практически не распространена.

С Европой, кстати говоря, у Екатерины особые отношения. Хотя она охотно участвует в выставках местных художников на ногинских площадках, гораздо больше с её творчеством знакомы всё-таки за границей. Вместе с шотландской писательницей Helena Bassil-Morozov она работала над созданием книги «Jungian theory for storytellers a toolkit», рисуя не просто иллюстрации, а архетипические образы. Картины Екатерины Быстрицкой выставлялись в Швейцарии, Македонии, Испании, Германии, завоёвывали призовые места на престижных международных конкурсах. Я попросила художницу немного похвастаться своими достижениями:

– Огромная честь для меня – быть победителем конкурса на лучшую иллюстрацию к произведениям Михаила Лермонтова, организованную государственным музеем «Тарханы» в 2014 году. Теперь моя работа «Александр», навеянная пьесой «Два брата», хранится там. Эта картина – своего рода аллюзия на иконы Андрея Рублёва. Также я стала финалистом VII Международного конкурса «Новая детская книга» в номинации «Новая детская иллюстрация», финалистом Международного конкурса в области живописи и участником выставки «Fomenar Prize» в Барселоне. Две работы из серии «Иконы, которых никогда не было» – «Война» и «Планета людей» – находятся в Македонии, в музее города Остен. А сейчас у меня – время Германии. Осенью – выставка в Эссене, в апреле – в Ульме, а в мае поеду в Берлин. Там я буду участвовать в очень интересной выставке… на мосту!

Каждый человек – это отдельная история, и универсальных рецептов счастья нет и быть не может. Кто-то всю жизнь сожалеет об упущенных возможностях, а кто-то, как Екатерина Быстрицкая, бросает всё и начинает жизнь с чистого листа. Её путь к себе можно описать одной фразой: где страх, там и желание. Через депрессии, сомнения, боль она пришла к пониманию того, что не существует никаких правил и рамок и что никогда не поздно сделать резкий разворот и начать жить так, как хочется именно тебе.

– У меня любимая работа, прекрасная семья – есть всё, что я хочу. А там будь что будет! – говорит Екатерина.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *