Поезд под названием «Меланхолия»

Многие считают, что рок-музыка – дело несерьёзное, годящееся только для подростков. «Вот повзрослеешь, найдёшь себе занятие получше, не всё же с гитарой скакать!» – увещевают своих чад некоторые родители. Зачастую так и выходит: человек получает профессию, устраивается на работу, заводит свою семью – тут уж не до музыки. И лишь иногда грустно вздыхает, вспоминая молодые сумасшедшие годы…

Галина КОНЕВА

Однако есть и те, для кого тяжёлая му­зыка становится не просто хобби, а настоящим делом жизни. Делом, которое приносит и деньги, и мировую из­вестность. Один из таких людей – Руслан МАСЛЕННИКОВ: гитарист, вокалист, ком­позитор, поэт, основатель и лидер электро­стальской группы «Melanсholy».

В музыку Руслан пришёл лет в 14–15. Как многие, играл для друзей во дворе на акустической гитаре, но однажды попал на рок-концерт в КЦ им. Васильева – и мир перевернулся с ног на голову. Парень был настолько поражён живым звуком, рёвом электрогитар, разнообразием стилей – от поп-рока до тяжёлого метала, что решил: «Вот это моё». А вскоре у соседа Руслана по­явилась своя электрогитара, и вместе они начали осваивать новый инструмент. Через некоторое время собрали что-то вроде ансамбля, стали записывать дома на маг­нитофон с помощью старых советских ми­крофонов свои первые песни, экспери­ментировали со звуком, как могли. Прошло несколько лет. Набравшись опыта, ре­шили попробовать свои силы в настоящей рок-группе. Местному коллективу «Angel and Frog» требовались вокалист и гитарист. Ребят утвердили после первого же прослу­шивания, начались репетиции в том же ДК, где Руслан впервые побывал на концерте. На дворе был 1996 год.

– Здесь раньше располагалась студия Вовы Смирнова «Спринт». Репетировали взрослые, опытные музыканты. На нас, молодёжь, смотрели как на щеглов, но да­вали рекомендации, наставления, правда, я с ними не очень-то соглашался, не по­нимал, зачем мне это нужно, – рассказы­вает Руслан. – Теперь здесь находится моя студия «Mindcrusher Labs Studio», и те же советы я даю молодым музыкантам, ко­торые приходят сюда записывать песни, репетировать или учиться игре на разных инструментах.

Впрочем, пребывание в «Спринте» было недолгим: группа сменила репетиционную базу на более современную, с лучшим обо­рудованием. Как бывает со многими кол­лективами, после нескольких концертов «Angel and Frog» распались. Сменив ещё несколько промежуточных ансамблей, в 1998 году Руслан Масленников собрал соб­ственный – «Melanсholy». Днём рождения группы считается 12 декабря, когда состо­ялся первый концерт. На нём «Меланхолия» сыграла всего три-четыре песни, но публике понравилась и запомнилась.

– Начались концерты в Москве, и весьма успешные. Рок тогда только хлынул в массы, был в диковинку, и на них ходило очень много людей. Интернета не было, и обо всех молодых коллективах узнавали именно на концертах. Поскольку мы играли свой ма­териал, на нас обратили внимание, – го­ворит музыкант.

В 2000 году состоялась первая профес­сиональная запись на студии. Пока рабо­тали над альбомом, начали происходить изменения в составе группы. Так бывает всегда: когда коллектив делает новый шаг, не все участники оказываются готовыми к переменам. Кому-то заниматься музыкой профессионально мешает основная работа, кому-то – семья, и они уходят. Именно по этой причине «Меланхолия» чуть позже от­казалась от женского вокала: женщине го­раздо труднее бросить все свои дела и от­правиться на гастроли. Вообще же, состав группы менялся несколько раз, за двад­цать один год в её рядах побывали около тридцати человек. Сам Руслан называет «Melanсholy» поездом. Он движется, люди заходят на одной станции, едут некоторое время, а потом выходят. Но это не значит, что пути назад нет: со всеми бывшими участниками Руслан старается поддержи­вать дружеские отношения, и в юбилейных концертах по возможности участвуют музы­канты из разных составов.

Но вернёмся к истории. Выпустив первый альбом, Руслан Масленников решил: чтобы добиться чего-то стоящего, необходимо уделять музыке гораздо больше времени, а для этого нужна своя репети­ционная база. Тогда он снял помещение в таком значимом для него месте – КЦ имени Васильева. Там группа репетирует и по сей день.

… И жизнь завертелась. Каждые год-два – новый альбом (сейчас их одиннадцать, не считая синглов и ЕР), эксперименты со стилем, многочисленные концерты. Не раз объездили с турами всю Восточную Ев­ропу. Выступали на одной сцене с такими именитыми коллективами, как «Kreator», «DragonForce», «Eluveitie» и многими другими. Кстати сказать, ставку на заграничную ауди­торию «Меланхолия» сделала не случайно. В нашей стране тяжёлый метал не пользуется интересом у широкой публики, его не крутят по радио, редко можно услышать на фести­валях. Да и организовать тур по России го­раздо труднее, чем за границей. Если один раз выступишь в каком-то европейском го­роде и понравишься организатору, в следу­ющий раз он сделает тебе хорошую рекламу, и все окажутся в выигрыше. У нас же органи­заторы всегда разные, и ты никогда не собе­рёшь людей больше, чем в прошлый раз. Да и публика у нас, к сожалению, другая:

– На рок-концерты за границей многие ходят семьями, и это – совершенно обычная вещь. Мне было очень приятно, когда на один наш концерт в Болгарии пришли папа, сын и дедушка. У нас я такого не видел. Если в Европе твоя музыка понравилась человеку, он обязательно подойдёт и купит диск или футболку. А у нас подумает: «Диск мне купить или кружку пива?» И купит пиво.

Однако англоязычные песни и ориен­тация на выступления за границей не озна­чают, что в России «Меланхолию» не услы­шать и она никому не интересна. Каждый год группа даёт в нашей стране несколько крупных тяжёлых концертов, а недавно об­завелась вторым составом… акустическим. Вместо барабанов взяли кахон и бубны, вместо электрогитар – акустические, пере- аранжировали свои песни и отправились выступать. Подобный формат не требует большого количества оборудования, по­этому акустическую «Melanсholy» можно услышать и на рок-фестивалях, и на мотос­лётах, и в небольших клубах. Публике нра­вится, ведь что бы группа ни делала, она всегда делает это качественно. Все акусти­ческие концерты записывались, и из лучших песен составили альбом – с живой энерге­тикой, которой не даст ни один студийный проект. А сейчас Руслан и его коллеги рабо­тают над совершенно уникальной для себя вещью: акустическим альбомом на русском языке. На этот эксперимент они пошли из-за многочисленных просьб поклонников, и сами увлеклись процессом. Альбом плани­руют выпустить уже к осени.

… Наш разговор с Русланом был долгим и очень интересным. Он рассказал и о том, как сочиняет музыку и тексты, как все вместе прорабатывают детали каждой песни, о важном для группы прорыве – три­логии альбомов (в одном – тяжёлый про­грессивный метал с экстремальным во­калом и мрачной атмосферой, во втором – более гладкое роковое звучание, а третий – инструментальный). Да и о многом другом музыкальном и околомузыкальном, ведь музыка занимает буквально всё время этого талантливого человека. Вот как он сам об этом говорит:

– Если я не на студии, то на гастролях. Я музыкой живу, и я безумен (смеётся). Не каждому подходит мой темп жизни, который с годами не сбавляется.

На прощание я попросила дать совет мо­лодым музыкантам:

– Начинающим я ничего не могу посове­товать: им сейчас сложнее, чем было мне. Сейчас у тебя есть все возможности, но ты никому не нужен, а раньше – наоборот. Время очень изменилось.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *